Цветовой круг. Способ для подбора цветов. Колористика

Психология восприятия. Цветовая гармония

Нет необходимости лишний раз говорить на тему, на сколько важен цвет в дизайне интерьеров, как различные сочетания цветов влияют на восприятие объема помещения в целом, эта тем довольно часто обсуждается как между заказчиком и дизайнером интерьеров, так и между самими дизайнерами, а для психологов тут вообще не паханное поле.

Что значит гармония цвета и что следует под этим понимать? Исследователи цвета создали много разных  теорий. Они задумывались даже  над созданием цветовых аккордов с помощью портативной модели настройки. Но кто захочет разрешать вопросы цветовых гармоний или обставить, например, комнату, выбрать расцветку одежды, подобрать цветы с помощью механических или математических вспомогательных средств, тот будет разочарован, так как определенные цвета гармонируют   с   чем-либо  только   в   совершенно конкретных условиях.

Когда мы говорим, что красное и синее гармонируют друг с другом, в особенности, если они разъединены белым, мы правы. Но вот если мы по такому же принципу покрасим в комнате потолок в красный цвет, стены в белый и пол в синий, то она по цвету будет в высшей степени негармоничной, да и находиться в такой комнате вряд ли будет у кого желание.

Любая гармония   цветов   не   может   быть регламентирована никакими правилами.  Цветовой круг- это первоисточник, в котором установлен основной порядок цветов, но он не должен служить таблицей расчета в практическом разрешении вопросов гармонии. Хорошее, гармоничное цветовое оформление зависит не только от художественного восприятия или хорошего вкуса. В гораздо большей степени оно зависит от конкретно выбранных цветов, от их соотношения с окрашиваемым объектом, от взаимных сопоставлений или противопоставлений.

Можно в литературе (или в интернете) прочесть, что зеленое и синее не подходят друг к другу, то в этих источниках забывают добавить: «Как равноценные части одной плоскости». А если присмотреться к нашему окружению, когда видят зеленый луг и над ним синее небо, никто ведь не усмотрит здесь дисгармонии. Но даже и тогда, когда два соседних цвета органически следуют друг за другом, например, нежный бирюзовый за темно-фиолетовой синевой, особенно когда они еще обрамлены белым (вокруг бирюзы) или черным (вокруг синевы), они выражают динамическое развитие, которое в определенном отношении выглядит гармонично.

Но вот можно обычно несочетающиеся цвета сделать гармоничными, если изменить их фактуры. В природе очень часто бархатные фиолетово-синие цветы удивительно гармонируют с гладкими зелеными листьями. Когда светлая голубизна пространства приобретает безграничность или темная синева- глубину, тогда оба эти цвета замечательно сочетаются с хорошо оттеняющей зеленью.

Активные цвета- желтый и красный всегда имеют перевес над пассивными- синим и зеленым, поэтому они допустимы только в небольших дозах. Желтый и красный откладываются  в памяти гораздо глубже возможно, это следствие наблюдения над природой. В силу этих свойств красное, как акцент, предпочтительнее зеленого или синего, которые не «бросаются» в глаза.

Разумеется, каждый цвет может при наличии противоположного ему цвета быть более «поднятым», а обычно отвергаемый цветовой тон может быть видоизменен усилием контраста.

Все цвета взаимно влияют друг на друга, как парами так и группами. В присутствии дополняющего зелено-синего цвета красный приобретает предельную выразительность; в сочетании с желтым он становится «кричащим» и воспринимается при этом более темным, почти кармином. На синем красное приобретает теплый оранжевый оттенок; на желто-зеленом- становится более пурпурным. На черном все цвета кажутся яснее, на белом- глуше. Светлые цвета, например желтый, на белом фоне мало заметны, на черном же- наоборот.

Желтый цвет- лучистый, зеленый дает ощущение покоя. От соединения этих цветов создается чувство жизнерадостности. Желтый и оранжевый, как цвета соседние, представляют собой динамику созревания как промежуточный оранжево- золотистый цвет.

Не совсем ясны, однако, отношения между холодными  пассивными цветами. Как могут, например, нерешительный, неуверенный фиолетовый и холодный отступающий синий дать позитивное звучание? Разве здесь не господствует в большей степени что-то неосознанное, ускользающее от нашего восприятия. И как обстоит дело с созвучием зеленого и синего?

Пассивность их единения, например, в ландшафте, состоящем из лугов и морской синевы, может воздействовать как успокаивающее и восприниматься как нечто доставляющее отдых.

Чем больше лишаем мы цвета их чистоты, затемняем их серым либо черным или, наоборот осветляем, ослабляем, тем сильнее меняется их характер и положение среди других цветов. В конце концов противоположные цвета приглушаются, и они приближаются к серому цвету, находящемуся в центре круга. Как в общих чертах в их сближении или выравнивании, так и в абсолютных противоположностях могут устанавливаться гармонии цветов.

Искусствоведы трактуют архитектуру как застывшую музыку, то и цветовые элементы архитектуры также должны быть «музыкальными». Они должны особенно соответствовать своим «формам» и быть с ними связаны в статической и динамической гармонии. Поэтому здание в стиле барокко может и должно быть окрашено совершенно отлично от здания в романском стиле. Не стоит забывать, что геометрические формы связаны с красками строгими законами гармонии и что краски могут также «высказываться», как и геометрические формы. Разве треугольник не символизирует движение, воспламенение, как и сильнейшее стремление вырваться, и не подобен ли он впечатлению, получаемому от созерцания огненного красного цвета? Разве синее не стремится сконцентрироваться или замкнуться в идеальную форму шара? Разве желтому цвету не свойственно стремление выйти за пределы своих границ, а глубокому ультрамарину не присуща реальность, кристально ясное постоянство, которое символически представлено в нейтральном четырехугольнике?

Нужно заметить, что Ван Гог придавал дополнительным   цветам   большую  выразительность (красно-зеленый для весны, сине-оранжевый для лета, желто-фиолетовый для осени и черно-белый для зимы).

Интересно и то, что законы природы как основание для воздействия цветов, многими художниками отвергаются. Так, Гоген сливает похожие краски в общее созвучие, а Матисс представляет каждому цвету много свободы, но не возбуждает этим цветового антагонизма, как Ван Гог, а успокаивает.

Франц Марк считал красный цвет «грубым», который должен быть побежден. Синий называл он «серьезным и духовным». Фиолетовый содержит, как он говорил, «глубокий траур». Желтый- «умиротворяющий, по-женски утешающий»; при добавлении к нему красного он становится «мстительным», так что необходимо дополнение синего. Эти два цвета, по его мнению, любят друг друга и создают устойчивое звучание. С одним зеленым красное не перестает быть «грубым»: следует привлечь синий и желтый. Желтый ближе к красному, чем к синему, говорил Марк.

Конечно, в этих высказываниях много субъективизма. Возражения же растворяются в искусстве, если только оно истинно

Виктор и Ольга Цвиль

Оценить:
Не оченьТак себеСойдетХорошоСупер (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *